Швейцарская часовая мануфактура, начавшая свою историю в середине 19 в., славится компактностью и высокой точностью производимых калибров. Так же как и более известные часовые дома, Jaeger-LeCoultre – разработчики тысяч часовых калибров, в числе которых самый маленький в мире механизм, «вечные» часы, а также самый сложный в мире механизм наручных часов, а ещё они авторы сотен изобретений и усовершенствований. Собственно, и сама мануфактура началась с изобретения.

Респектабельный житель швейцарского Ле-Сантье, потомок беглого гугенота, когда-то и основавшего это поселение, А. Лекультр разработал собственный станок, на котором можно вытачивать стальные шестерни для часов – и открывает в родном городке свою мастерскую. Будучи высококлассным механиком, он очень быстро осваивает изготовление очень качественных часов. Через десяток лет он делает ещё одно изобретение – миллионометр – оказавшийся самым точным в мире (до микрона) измерительным прибором и ставший незаменимым в часовой индустрии. Потом он, в свою очередь, разрабатывает бесключевую систему завода часов и их настройки.

А ещё через два десятилетия уже пожилой Лекультр вместе с сыном собирает под своё крыло мастеров из различных цехов, каждый из которых специализировался в своей области часового производства. И теперь под одной крышей на мануфактуре LeCoultre & Cie происходит уже полный цикл производства часовых механизмов весьма сложного устройства и высокой точности. К концу века мануфактура, прозванная окрестными жителями «Большим часовым домом», насчитывала более пятисот сотрудников и могла похвастаться разработкой уже более чем 350 фирменных калибров, 128 из которых имели функцию хронографа и 99 – оснащены репетиром. С начала двадцатого столетия швейцарская мануфактура LeCoultre & Cie была производителем и поставщиком большей части заготовок для механизмов женевского часового дома Patek Philippe.

В те же годы французский мастер Э. Жежер, поставлявший часы французскому Морскому ведомству, предложил швейцарским коллегам по цеху совместное производство придуманных им ультратонких часовых механизмов. И внук А. Лекультра, Жак-Давид взялся за это дело. За несколько лет объединёнными усилиями они создали коллекцию уникальных сверхтонких карманных часов, в том числе Калибр 145 – самый тонкий механический калибр в мире, толщиной всего 1,38 мм, и прямоугольный Калибр 101 весом менее 1 грамма – самый компактный в мире. Кроме того, они совместно разработали несколько уникальных изобретений и весьма удобных новаций, таких как наручные часы специально для играющих в поло. Эта модель (Reverso) обладала подвижным корпусом, позволявшим владельцу на время игры перевернуть корпус стеклом к руке.

Ещё нельзя не упомянуть такое чудо, как настольную модель часов Atmos, те самые маятниковые часы, имеющие практически вечный механизм, которые работали без какого-либо вмешательства человека благодаря колебаниям температуры и давления в окружающей атмосфере. Подзавод в них происходит за счёт специальной капсулы со смесью термочувствительных газов. Патент на эту модель компания приобрела незадолго перед тем, как стала официально называться Jaeger-LeCoultre (1938 г.), и ещё около десяти лет работала над их усовершенствованием перед тем как представить миру свою версию. В 1950 году Jaeger-LeCoultre выпускают модель Memovox с механизмом боя, с калибром Jaeger-LeCoultre 489 с ручным заводом, а через несколько лет – с калибром Jaeger-LeCoultre 815, с автоматическим подзаводом. Эти часы стали первыми в мире наручными часами-органайзером с автоподзаводом. На основании этой модели впоследствии была разработана целая линейка моделей с разными функциями, в том числе для подводного плавания.