Bvlgari это совсем не то имя, услышав которое знатоки и ценители высокого часового искусства восхищённо поднимают глаза и многозначительно цокают языком. Этот ювелирный дом – не тот первооткрыватель и законодатель часовой моды, который может по праву гордиться своими открытиями и изобретениями, множественными наградами на международных выставках или хотя бы очень долгой историей и верностью традициям. Нет, Bvlgari это торговая марка, глядя на логотип которой – на чём бы он не стоял, – окунаешься в мир роскоши, буквально ощущая, как сладкие нотки обволакивают со всех сторон и манят прикоснуться к доступному лишь немногим избранным. Как это у них так получилось?

Греческий ювелир С. Булгарис приехал покорять яркую, солнечную Италию в конце 19 столетия. Талант молодого ювелира, выходца из сонной греческой деревушки, гнал юношу на поиски вдохновения и простора, где он мог бы развернуться в полную силу. Праздное и философское отношение соотечественников к жизни, в силу их менталитета, не предоставляло ему никаких перспектив. Другое дело Рим – столица темпераментной, любвеобильной страны, полной древних красот, зданий, фресок и статуй, прибежище художников и центр, в котором издавна сходились торговые пути. Сотириос пускает корни на благодатной земле, занимаясь изготовлением серебряных украшений, пленявших своим изяществом. Он открывает первую лавку в самом центре итальянской столицы и честно торгует украшениями в античном стиле, постепенно расширяя ассортимент и привлекая всё новых поклонников своего искусства.

В начале 20 в. в бизнес Сотирио вливаются и его дети, и Булгари открывает ещё один магазин – Лавка древностей, который оказался настолько удачным проектом, что и по сей день остаётся самым известным в уже давно ставшей международной сети. Антикварный стиль Bvlgari разбавляется свежей струёй арт-деко, привлекая всё новых ценителей. А в начале 30-х гг., когда Сотирио оставил этот мир, его сыновья решают переориентировать ювелирное производство в сегмент драгоценных материалов. И для Bvlgari начинается новая эпоха – не просто красоты и качества, а истинной роскоши. Магазин перестраивается и расширяется, а вместе с новыми товарами в витринах ювелирный дом получает и новых поклонников. Особенно значимо это стало после окончания второй мировой войны. Годы лишений и вынужденно урезанных желаний в душах людей, переживших худшие времена, затребовали компенсации в виде непозволительных ранее удовольствий и радостей. Радостей вполне материальных, избыточных, праздничных…

Именно это и распахнуло перед дизайнерами ювелирного дома самые широкие перспективы для реализации творческих фантазий. Они могли не ограничивать себя ни в чём, и на смену классическим коллекциям сдержанного французского стиля пришли яркие, сказочные украшения, будто списанные со страниц древних мифов. Ключевые фигуры греческого и римского эпоса, легендарные правительницы и даже, наверное, богини не постыдились бы показаться в создаваемых Bvlgari украшениях. Ожерелья и колье, серьги и браслеты – ослепительные в своей изысканной избыточности, они украшали самых ярких женщин эпохи 50-60-х гг. И, доподлинно неизвестно точно, кем именно, но в один прекрасный момент кто-то из мастеров Bvlgari решил разнообразить оригинальные украшения интересным и ценным дополнением, разместив внутри одного из их культовых ювелирных изделий – легендарного «змеиного» браслета Клеопатры часовой механизм.