В истории часового дела уже не раз встречались бренды, основанные на идее, или вылившиеся из какого-то конкретного замысла, который с течением времени просто развился, затребовав более основательного подхода, и постепенно стал чем-то большим, нежели реализация конкретной задумки. Так, ещё одни новички, франко-швейцарская компания Bell & Ross, вышли на рынок по совершенно конкретному поводу: создание супер-часов, оптимально пригодных для работы в любых, самых тяжёлых экстремальных условиях. От этой «печки» двое давних, ещё со школы, друзей – Б. Беламиш и К. Росильо, – и стали танцевать, разрабатывая концепцию, стиль и направление создаваемой ими продукции. Открытие бренда в 1992 г. сразу началось с часов, созданных в стиле приборов воздушной навигации. Это была не первая часовая мануфактура, которая взяла за образец дизайна авиационные приборы, но у Bell & Ross концепция была изначальной, а не сформировавшейся в процессе становления и развития производства, или освоения актуальных тенденций рынка. Причина была проста – и дизайнер Беламиш, и маркетолог Росильо были увлечены авиационной темой и понимали, с одной стороны, романтику стиля, а с другой то, что в этой нише у них будет совсем не много конкурентов. Ведь, по сути, настоящих авиационных часов на мировой арене – раз-два и обчёлся: Breitling да Panerai, – вот, пожалуй, и всё. И они оказались правы.

А зародилась эта удачная идея в головах друзей не случайно. За пару лет до «момента Ч» произошла их судьбоносная встреча с бывшим лётчиком-истребителем, героем Второй мировой войны Г. Зинном, который в 60-х гг. основал свою часовую компанию. Именно на фабрике мануфактуры Sinn, где сейчас производятся ещё и высокоточные аэронавигационные приборы, и увидели свет первые часы Bell & Ross, сконструированные по принципу «максимальная функциональность и ничего лишнего». И, разумеется, они сразу же попали на вооружение запланированной целевой аудитории. Хронометры, созданные наподобие приборов на панели управления в самолёте, где нет ни одной незначимой или нефункциональной детали, оказались востребованы и французскими ВВС, и даже привлекли внимание Североамериканского трансатлантического альянса. По сути, это и есть идеальная формула успеха: пришёл, увидел, победил. Никаких мук творчества или поисков себя, а точный коммерческий расчёт и ориентация на самое высокое качество. Причём последнее, наверное, всё же важнее – в любом деле.

Ну, а всё остальное это сущие мелочи: продумать до мелочей дизайн, выбрать звучное и запоминающееся имя, создать узнаваемый логотип… Если с дизайном всё было достаточно просто – он определился самим прямым назначением часов и был минимально декоративен и максимально удобен, а название товарищи выбрали, сложив два начала их собственных фамилий, то к разработке логотипа они подошли с максимальной серьёзностью. Знак часового бренда должен был быть таким же, как и представляющие его товары – информативным и удобным для восприятия. Две равных по длине половины имени выстроились в подобие часового ремешка, где буква B органично изображала его пряжку, а соединяющий их амперсанд был вписан в круг и стал похожим на циферблат. И, разумеется, шрифт для логотипа был выбран технический, традиционно использовавшийся в военных и правоохранительных структурах.

Bеll & Ross используют в своих часах механизмы ЕТА, весьма популярные и хорошо зарекомендовавшие себя в плане соотношения цены и качества. Что до усложнений, то сначала турбийоны изготавливались компанией BNB, а затем мануфактура переключилась на сотрудничество с Selita и Soprod, ныне персонализирующими закупаемые механизмы под выпускаемые коллекции. Первая коллекция, состоявшая из 12 моделей часов в круглом корпусе, была выпущена в 1994 г. затем последовали новые поиски и разработки; корпус приборов, называть которые просто часами язык не поворачивается, стал квадратным, а размер и калибр механизма поначалу напугал неподготовленную публику. Однако повышенная функциональность разнообразной «начинки», которой Bеll & Ross снабжают свои разработки, смелость в применении и сочетании материалов, а также, как ни парадоксально, именно эта самая внешняя демонстративная грубость и «неуклюжесть» привлекают к этим часам всё новых клиентов – если речь именно о коммерческом направлении производства. Потому что основной контингент их потребителей – те профессионалы, о которых даже не принято говорить вслух. И молчаливое одобрение этих людей, несущих свою разнообразную, но очень нелёгкую службу в самых тяжёлых и отчаянных условиях и опирающихся на поддержку удобных и надёжных Bеll & Ross, наверное и есть самая серьёзная похвала молодой часовой марке.